Спорт

Владимир Нидергаус: «По факту я провел великолепные годы в «Роторе» и «Кайрате». Что может быть дороже?»

Легенда «Ротора» и автор первого гола в истории Национальной сборной Казахстана Владимир Нидергаус в интервью «Спорт-Экспрессу» рассказал о ярких моментах своей карьеры, сообщает корреспондент KazFootball.kz.

Владимир Нидергаус: «По факту я провел великолепные годы в «Роторе» и «Кайрате». Что может быть дороже?»

— Вы по-прежнему работаете спортивным директором в солигорском «Шахтере»?

— Совершенно верно. Имею честь трудиться в лучшем клубе Белоруссии, двукратном чемпионе страны. Всем доволен, большие планы на будущее.

— В чемпионате Белоруссии теперь наступила гегемония «Шахтера»?

— Хотелось бы в это верить. Руководство клуба провело огромную работу. У «Шахтера» прочный фундамент. Перед командой стоит задача не только отстоять титул на внутренней арене, но и удачно выступить в Европе. Считаю, сейчас у солигорчан есть возможности и потенциал, чтобы оказаться в групповом турнире еврокубка.

— Какого?

— Либо в Лиге Европы, либо в Лиге Конференций.

— Где вы ищете футболистов для «Шахтера»? Насколько сложно сейчас заманить в Беларусь иностранцев?

— Действительно, очень непросто… Имею в виду и экономическую ситуацию в стране, и в первую очередь политическую. Кроме того, со следующего сезона ужесточается лимит на легионеров.

— Вот как?

— Да. Если в этом году можно было выпускать пять иностранцев на поле, то в следующем — уже четырех. Получается, семь игроков должны иметь белорусский паспорт, а один из них еще и лимитчик — 2000 года рождения. Конечно, это создает сложности. Тем не менее составлен шорт-лист легионеров, которые могли бы нас усилить и являются топовыми исполнителями для чемпионата Белоруссии.

— Нового Александра Глеба пока не видать?

— К сожалению, нет. Но это и понятно. Такие футболисты рождаются в Белоруссии раз в сто лет. Однако говорить о кадровом кризисе я бы тоже не стал. У нас прилично работает клубная академия, есть дубль, есть команда в первой лиге. В общем, мы подпитываемся в том числе и от них.

— Наверное, главный талант белорусского футбола последних лет — Виталий Лисакович. Не поторопился ли он с переходом в «Локомотив»? Не слишком ли высокий для него уровень?

— Почему высокий? У него есть все данные, чтобы заиграть в «Локомотиве». И футбольные качества, и менталитет соответствующий. Поверьте, он оказался готов к такому вызову. Если бы Лисакович получал больше игрового времени в московском клубе, то стал бы основным игроком команды. Трудолюбивый парень. С характером.

— Есть ли сейчас спрос из России на нападающего «Шахтера», лучшего бомбардира чемпионата Белоруссии Дембо Дарбо?

— Да. Есть предметный интерес. Причем не только из России, но и из Китая, Кореи.

— Не так давно СМИ сватали его в «Краснодар».

— Отвечу так. Клуб готов рассмотреть предложения по этому игроку.

Владимир Нидергаус: «По факту я провел великолепные годы в «Роторе» и «Кайрате». Что может быть дороже?»

— Вы со времен «Ротора» по-прежнему скептически относитесь к красному цвету?

— (Смеется.) Разные периоды были в моей постигровой карьере. Я пять лет отработал в «Шахтере» (Караганда), теперь вот в Солигорске. В цветах этих клубов есть и красный, и оранжевый. Поэтому я, конечно, не нарушаю дресс-код команд. Никаких проблем у меня с этим нет.

— Но на встречу с бывшим президентом «Ротора» Владимиром Горюновым вы вряд ли явитесь в чем-то красном?

— Я уважаю славные традиции «Ротора». В Волгограде никогда не появлюсь в красном. Другое дело — смущает то, что происходит сейчас.

— В смысле?

— «Ротор» порой играет в черном. Как это понимать? Такая картина просто режет глаз. Я этим крайне недоволен. «Ротор» всегда был сине-бело-голубым. Так и должно оставаться! Есть же традиции.

— Когда ваш «Ротор» был сильнее — в 96-м или в 97-м году?

— На мой взгляд, в 96-м мы были все-таки поближе к золотым медалям.

— Но случился матч в Новороссийске, где судья на линии отменил гол Есипова?

— Да… Скандальная игра. Однако ничего уже не изменить.

— А тот судья действительно был в стельку пьян?

— Ох. Сколько лет прошло… Кто старое помянет, тому… Могу сказать лишь одно. Гол мы забили правильно, не из офсайда. А все остальное пусть останется на совести судей и людей, которые ими руководили.

— Матч последнего тура чемпионата России-1997 со «Спартаком» (0:2) до сих пор сидит у вас занозой в сердце?

— Так вы же разве дадите забыть? Все журналисты давят на эту мозоль (смеется). Была спортивная борьба. Честная на поле. Закулисная — вне его. Так получилось. Значит, не судьба…

— Почему не судьба? Все же могло повернуться и в вашу сторону. Первый тайм, 17-я минута. Есипов простреливает, вы умело подставляете ногу и метров с шести бьете в противоход Филимонову…

— Как вы правильно заметили, я не бил, а просто подставил ногу. Но как Филимонов потащил тот мяч… До сих пор понять не могу! Видимо, у него сработал рефлекс. Он лишний раз доказал, что являлся серьезным вратарем. Не зря же его привлекали в сборную России. Хотя, конечно, я мог его в тот день огорчить. Пошел бы мяч чуть ниже или чуть выше — 1:0. Тогда не знаю, как все потом сложилось бы. Но, как говорится, счет на табло. «Спартак» доказал на деле, что в том сезоне был сильнее нас.

— Вам тот эпизод никогда потом не снился?

— Нет. Мне, как правило, снятся забитые мячи (смеется). В первом тайме мы играли здорово, однако не реализовали свои моменты. Да и Филимонов спас.

— Горюнов до сих пор не понимает, почему Виктор Прокопенко снял вас с игры во втором тайме еще при счете 0:0.

— Все эти годы мы неоднократно вспоминали детали того матча. Копались, пытались найти ответы. Но никто не подвергал тогда сомнению решения главного тренера. Почему он меня заменил? Сейчас уже у Виктора Евгеньевича не спросишь. Царствие ему небесное. О нем я могу сказать только самые теплые слова. Прекрасный человек, великий тренер. Глыба! Горжусь, что с ним работал. Наверное, и были какие-то шероховатости. Но в памяти осталось только самое хорошее.

— В одном из интервью Горюнов заметил, что подготовка к матчу была абсолютно непрофессиональной: «Игроки на базе до полуночи занимались раздачей билетов своим родственникам»…

— Да в принципе мы всегда раздавали билеты перед играми. Ничего в этом криминального нет. Считаю, готовились к «Спартаку» в нормальном, рабочем режиме. Были теория, ужин, массаж, санкционированная игра в карты. Все как обычно. Никакого бардака я точно не видел. Да, чувствовался ажиотаж, давление. Матч за золото как-никак. Поверьте, нормальный у нас был настрой. Вышли, боролись. Все остальное оставим за скобками.

— За скобками? Тогда приведу вам цитату из интервью Веретенникова спустя несколько дней после того поражения: «Мне показалось, что общественное мнение накануне игры было настроено против «Ротора». Людям было все равно — «Динамо» станет чемпионом или «Спартак». Главное, чтобы победу одержал московский клуб. Вся неделя, предшествовавшая последнему туру, была направлена на то, чтобы убить нас морально».

— Ясно. Ну это же нормальное явление.

— Почему нормальное?

— Ну послушайте. Матч за золото, вся футбольная пресса из Москвы. Так что этого и следовало ожидать. Все естественно. Я лично к этому был готов и особо не обращал внимания на публикации. Не отвлекался.

— «Спартак» оказался сильнее вас психологически? Прокопенко как раз сказал тогда, что лидеры «Ротора» провалились и не проявили себя в сложной ситуации.

— У «Спартака» был победный менталитет. В 96-м красно-белые стали чемпионами. У них сложился крепкий состав. И тем не менее мы дали им реальный бой. Все решили нюансы. Я имею в виду реализацию. Возможно, сказалось более высокое исполнительское мастерство москвичей. Но нельзя говорить о каком-то подавляющем преимуществе гостей. Мы достойно сражались, навязывали свою борьбу. Горжусь, что был в том «Роторе», штурмовал золотую вершину!

— Почему вы — яркий нападающий чемпионата России, великолепный технарь — уехали из «Ротора» в Израиль? С вашими немецкими корнями, наверное, можно было продолжить карьеру в той же Германии.

— Все тайное когда-то становится явным. По мне были предложения из Германии. Но я тогда не знал о них. Горюнов не хотел меня отпускать и держал информацию в глубочайшем секрете. А там ведь дело доходило уже до срока контракта, конкретных сумм…

— Обидно?

— Да нет. Мне было очень комфортно в «Роторе». Классный коллектив тогда у нас подобрался, мы здорово играли. После осечки в 1996 году собрались и сказали друг другу: давайте все останемся и еще раз попробуем завоевать золотые медали. Но, увы, не получилось. Хотя я сдержал слово перед «Ротором», руководством, ребятами. Но после поражения от «Спартака» реально опустились руки. И первое конкретное предложение мне поступило из «Маккаби». Я долго не раздумывал, собрал вещи и поехал.

— Может быть, стоило чуть повременить?

— Знаете, наступило полное опустошение… Не было ни желания, ни сил тренироваться и играть. Поехали на сборы в Германию, там и возник у меня вариант с Израилем. Все было по-честному. Я все согласовал с руководителями клуба. Они меня отпустили.

— А после того как вы в Кубке УЕФА сенсационно прошли «Манчестер Юнайтед», к вам случайно не возникал интерес из Англии?

— Достоверной информации у меня нет. Но я сомневаюсь. Во всяком случае, на меня никто не выходил. Конечно, те две ничьи — это уже история, достижение «Ротора». Но надо сказать и о большой доле везения. Кроме того, нужно говорить не столько о моей скромной персоне, сколько о Саше Беркетове, который выдал блестящий матч практически с листа. На предыгровой тренировке травму получил Володя Геращенко, и Саша его заменил. А как здорово играли Андрей Саморуков, Валера Есипов? Какой гол положил Олег Веретенников? Да вся команда! Шмарко, Зернов. В тот день все звезды сошлись. Но звать в «МЮ» за одну игру… Ну не знаю. Надеюсь, я был в каких-то списках у селекционеров, но вот конкретного предложения не поступало.

— У вас что-то осталось на память от тех игр?

— Футболка, в которой я забил гол Шмейхелю. До сих пор у меня хранится. Причем за нее предлагали приличные деньги, да и сейчас продолжают предлагать (смеется). Тысячу долларов и даже больше. Но я ни в какую. Это со мной на всю жизнь!

— Сколько раз Олег Романцев звал вас в «Спартак»?

— Вы этот вопрос, наверное, задаете всем игрокам того «Ротора»? (Смеется.) Кстати, первое предложение от «Спартака» я получил еще будучи игроком «Кайрата». А потом меня, наверное, еще трижды приглашали в московский клуб.

— Почему отказывали?

— Приятно, конечно, когда тебя зовут в «Спартак». Это и оценка твоего труда, и возможность попасть оттуда в сборную. Но у нас в «Роторе» подобралась шикарная команда, не было большого желания ее покидать.

— «Спартак» мог тогда «убить» деньгами?

— Я бы не сказал. В Волгограде нам прилично платили, условия устраивали. Как сложилось, так и сложилось. Не думаю, что Романцев на меня обиделся. В те годы «Спартак» мог себе позволить пригласить многих футболистов из нашего чемпионата, восполнить какой-то пробел.

— Но за сборную России вы провели всего несколько минут в товарищеском матче с австрийцами. Перейди вы в «Спартак»…

— Ни о чем жалею. Всегда можно было что-то поменять в ту или иную сторону. Но по факту я провел великолепные годы в «Кайрате», «Роторе». Видите, сколько лет прошло, а вы мне называете конкретную минуту, когда я мог забить Филимонову (улыбается). Десятки людей меня поздравляют с праздниками, пишут, интересуются. Что может быть дороже?! Кто знает, может быть, я и не получил бы такой известности в том же «Спартаке». Остается только гадать. Своей спортивной карьерой я доволен.

— Вы упомянули про отличный коллектив в Волгограде. Несколько лет назад Горюнов в «Разговоре по пятницам» поразил своими откровениями: «Одно время у меня в команде играло пять человек, вшитых от алкоголя! Пять! Чемпионат закачивался — тут же вырывали эту торпеду…»

— Поверьте, меня точно не кодировали (смеется). Все тайное становится явным. Кстати, иногда по ходу сезона инициатором посиделок был сам Горюнов. Ведь бывали неудачные отрезки, мы не выигрывали. Тогда он нас собирал, мы садились, общались, выпивали по чарке чаю, смотрели друг другу в глаза. И это действовало, помогало.

Не могу сказать, что это происходило очень часто, но бывало, да. После каждой домашней игры основная часть команды собиралась. Либо у Олега Веретенникова, либо у меня, либо в ресторане. Классный был коллектив…

Владимир Нидергаус: «По факту я провел великолепные годы в «Роторе» и «Кайрате». Что может быть дороже?»

— Вы с Горюновым сейчас общаетесь?

— К сожалению, только периодически. По праздникам созваниваемся. Дай бог здоровья Дмитриевичу.

— Понимаете, почему черная кошка пробежала между ним и Веретенниковым? Горюнов даже как-то заметил, что Веретенников не состоялся бы как бомбардир, если бы не Беркетов.

— Ой… Больная тема. Думаю, это все эмоции Горюнова. Жалею, что они в ссоре. Тепло отношусь к Олегу. Это мой друг, родственник — мы кумовья. Великолепный футболист, порядочный человек. Я за него любому горло перегрызу! Расстроен, что такая ситуация произошла. Надеюсь, время и футбол все расставит на свои места.

— А вы считаете Веретенникова уникальным игроком? Есть те, кто называет его бомбардиром местного значения, одной команды.

— Нет, что вы. Безусловно, он уникум! Блистательный игрок, бомбардир от бога. Его ведь только недавно догнал и обошел Дзюба, который играет центрального форварда. Олег вообще-то был полузащитником. А где все остальные преследователи? Ну вот где другие нападающие, которые забили больше Вери? Это настоящая звезда и легенда российского футбола! К сожалению, он почти не играл за сборную. Считаю, Олег был достоин более статусного европейского клуба. Ну что поделать…

— Вы упомянули Дзюбу. Что скажете о нем как о нападающем?

— Его ситуацию в сборной я оставлю за скобками. Это дело игрока и тренера. В целом, довольно сильный форвард на уровне чемпионата России. А вот что касается еврокубков… Лига чемпионов все же высвечивает. Против более сильных команд его не видно. И не только его. К сожалению, такое сейчас положение дел в российском футболе.

— Последний вопрос. Мы когда-нибудь вновь увидим в «Роторе», уже, естественно, в другом качестве, великолепное трио Веретенников — Нидергаус — Есипов?

— «Ротор» для меня особый клуб. Он останется в моем сердце на всю жизнь. Это наша родина. Наверное, каждый из нас и задумывался о возвращении в родные пенаты. Но для этого должно совпасть немало факторов. Желание руководства, правильный вектор развития. Всегда готов помочь волгоградцам. Но сейчас я всем доволен в «Шахтере». От добра добра не ищут.

СЭ

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *