IT и компьютерная техника Топ новости

Правительство Германии проигрывает кибербуллингу

Несмотря на самые суровые законы о травле и домогательствах в интернете, Германия не справляется с потоком агрессии в социальных сетях в преддверии выборов, которые состоятся в это воскресенье. Об этом пишет The New York Times.

Лауру Дорнхайм, баллотирующуюся в Бундестаг, нередко передергивает от изощренности и жестокости угроз, которые она ежедневно получает в соцсетях. Дорнхайм часто становится мишенью агрессивных нападок из-за ее активной поддержки абортов, гендерного равенства и лояльной миграционной политики. Порой она отправляет жалобы модераторам Facebook и Twitter, в которых призывают убить и/или изнасиловать кандидатку, однако служба поддержки соцсетей не всегда отзывчива: как утверждает Дорнхайм, сходу она может вспомнить только один раз, когда подобный пост заблокировали.

Домогательства и травля в соцсетях давно перестали быть редкими и из ряда вон выходящими. Однако власти Германии надеялись изменить ситуацию к лучшему: в 2017 году принят один из самых жестких в мире законов об интернет-травле ― Netzwerkdurchsetzungsgesetz (NetzDG). Согласно ему, представители Facebook, Twitter и YouTube обязаны удалить любой контент, связанный с развязыванием ненависти, в течение 24 часов с момента получения жалобы ― в противном случае власти оштрафуют соцсети на 50 млн евро. Сторонники закона считали, что это хотя бы частично обезопасит интернет, а модель пресечения буллинга, созданная в ФРГ, впоследствии появится в других странах.

Правительство Германии проигрывает кибербуллингу

Однако выборы нового канцлера Германии после многолетнего присутствия Ангелы Меркель не на шутку взбудоражили немецкие соцсети, и закон о травле показал первые трещины. По словам аналитиков, чаще всего главными обидчиками становятся представители радикально правых взглядов, которые изливаются желчью в адрес таких прогрессивных кандидаток, как Лаура Дорнхайм.

Чаще всего NetzDG критикуют за ограниченные меры пресечения и недостаточную гибкость, чтобы применять его в более неочевидных случаях, чем просто оскорбления. Помимо этого, политика соцсетей иначе работает с такими публичными лицами, как Дорнхайм, в результате чего у ее ненавистников появляется больше места для маневра, чтобы осыпать кандидатку угрозами. Также представители соцсетей редко оповещают власти о случаях травли, самостоятельно убирая нарушающие законы посты. Кроме этого, такие платформы, как Telegram, которыми пользуется большинство радикалов, вовсе не подчиняются NetzDG.

Сторонники свободы слова выступают с критикой совсем по другой причине: они считают, что закон не только малоэффективен, но еще может быть первым вестником жесткой цензуры. У последних опасений есть весомый повод: ЕС рассматривает законопроект «О цифровых услугах» (Digital Services Act), который привлечет соцсети к ответственному выполнению модерации контента и сотрудничеству с европейскими властями. Одним из пунктов, перечисленных в документе, указаны высказывания на почве гендерной неприязни, которые будут приравниваться к интернет-травле. 

Власти Германии уже задумывались о доработке существующего закона. По данным аналитиков Университета прикладных наук Лейпцига, большая часть публикаций, которые банят Facebook, Twitter и Youtube, относятся к нарушению правил соцсети, а не NetzDG, поскольку самим властям далеко не всегда удается нащупать ту грань, где заканчиваются правила сервисов, а где начинается ответственность государственного аппарата. Например, во второй половине 2020 года лишь 154 поста из 49 млн забаненных Facebook публикаций оказались в поле зрения властей.

Правительство Германии проигрывает кибербуллингу

Германия с известных времен старается вести очень деликатную политику регулирования свободы слова, чтобы не наступать на горло взглядам других, но и не поощрять экстремизм, даже просто бытовой расизм, ксенофобию, мизогинию, гомофобию ― за них наказывают так же строго, как за демонстрацию нацистской символики и отрицание Холокоста. 

В этом году немецкое законодательство приняло новые поправки к закону о кибербуллинге, согласно которым представители все тех же Facebook, Twitter и YouTube будут обязаны предоставлять сотрудникам полиции личные данные о нарушителях. Помимо этого, министерство юстиции Германии получило больше свободы действий относительно применения NetzDG.

«Цель поправок ― защитить как можно эффективнее жертв преследования и угроз. Те, кто развязывает неприязнь и подвергает других опасности, не должны уповать на безнаказанность», ― прокомментировала поправки министр юстиции Кристина Ламбрехт.

Facebook и Google сразу же подали документы на обжалование поправок к закону, мотивируя их нарушением политики конфиденциальности пользователей. Взамен представители Facebook пошли навстречу властям Германии, обработав с января по июль 2021 года свыше 77 тыс. заявлений о травле в соответствии с NetzDG и заблокировав почти 11,5 тыс. постов.

За этот же период Twitter получила 833 тыс. жалоб, 81 тыс. из которых компания отнесла к закону о травле. По словам представителей компании, большинство прецедентов не относятся к NetzDG, однако в любом случае нарушают политику соцсети, из-за чего они тоже оказались забаненными. 

«Несмотря на то, что немецкие законы эффективно борются с травлей и угрозами, такие политические рычаги рискуют оградить людей от свободы слова», ― отозвались о NetzDG представители Twitter. 

В YouTube отказались комментировать сотрудничество с правительством Германии, сославшись на статистику, согласно которой с января по июль этого года в соцсеть поступило 312 тыс. запросов на блокировку контента, 48 тыс. из которых оказались одобренными. 

По данным аналитиков из Reset и HateAid, организаций, которые исследуют экологичность соцсетей, резкий всплеск опасного контента совпал с началом предвыборной гонки в Германии. Сотрудники агентств в течение июня рассмотрели более миллиона комментариев к 75 тыс. постам в Facebook в группах сторонников ультраправых взглядов и конспирологических теорий, из которых лишь 5 % они отметили «крайне токсичными» и нарушавшими NetzDG. Также аналитики сталкивались с публикациями, в которых пользователи выкладывали нацистскую символику. Внимание: этим постам на тот момент было больше года. Оказалось, из 100 получаемых жалоб Facebook блокирует от силы половину, а остальная часть остается видимой для всех. 

Правительство Германии проигрывает кибербуллингу

Анналена Бербок позирует для селфи

Также нынешние выборы обросли множеством конспирологических теорий ― большинство из них касалось нечестных выборов и накрутки статистики. 

Согласно исследованиям, Анналена Бербок из партии «Зеленых», одна из главных кандидаток на должность канцлера, в несколько раз чаще остальных баллотирующихся мужчин оказывается героиней конспирологии, также в ее адрес пишут гораздо больше постов с оскорблениями, в особенности мизогинными.

Порой угрозы в соцсетях становятся настолько опасными, что кандидаты отказываются от участия в выборах. Так, например, весной этого года сирийский беженец Тарек Алаоус (Tareq Alaows) снял свою кандидатуру после серии жесткой травли в социальных сетях.

Также NetzDG вызывает раскол в обществе из-за, как считают некоторые, необъективности закона. Например, сторонники ультраправой партии «Альтернатива для Германии» недовольны, что немецкие власти выступают против их взглядов, тем самым «ущемляя их свободу слова» и делая их козлами отпущения.

Джиллиан Йорк, берлинская писательница и активистка, выступающая за свободу мнений, считает, что закон об интернет-травле затрагивает даже вполне безобидные ситуации, также она опасается, что слишком похожие на NetzDG регуляторы работают в таких странах, как Беларусь и Турция, где любая критика власти преследуется по закону. 

Рената Кюнаст, бывшая Министр продовольствия и сельского хозяйства, придерживается противоположной точки зрения, поскольку ей приходилось лично сталкиваться с обидчиками, которые писали ей угрозы в социальных сетях, и она больше не хотела бы повторять этого. По словам Кюнаст, жертвы преследования должны получать компенсацию за ущерб здоровью и гарантию, что виновные понесут ответственность, ― в противном случае ситуация, которая складывается сейчас, вынудит представителей меньшинств не участвовать в политической жизни страны из-за слишком больших рисков для жизни. 

Опрос, проведенный в Германии в 2019 году, показал, что 58 % женщин боятся высказывать свои политические взгляды из-за страха за свою жизнь.

Тем временем Лаура Дорнхайм, магистрантка программирования, проработавшая много лет в IT, намерена бороться за безопасность людей в соцсетях, отметив, что словами дело не заканчивается: недоброжелатели стали отправлять посылки неизвестного содержания на ее домашний адрес. Это заставило ее осознать, что ей нельзя сдаваться и что она будет бороться до конца. 

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *