fbpx
Новости Евро-2021

На золотом Евро сборную Дании объединила трагедия. У ведущего игрока умирала дочь

На золотом Евро сборную Дании объединила трагедия. У ведущего игрока умирала дочь

Аудио-версия: Ваш браузер не поддерживает элемент audio. Поделиться Комментарии Вильфорт разрывался между Швецией и Данией, желая провести с малышкой её последние дни. Остановка сердца одного из лидеров сборной Дании в первом же матче на Евро – худшее начало пути на турнире, которое только можно представить. Но команда оправилась и быстро поняла, что перед ней теперь стоит задача в несколько раз серьёзнее, чем до стартового свистка в той игре – теперь надо биться и за Кристиана. Страна, на глазах у которой развернулась настоящая трагедия, тоже объединилась – по словам одного из болельщиков, такого с датчанами не происходило с Евро-1992.

Игроки не уважали тренера, считая его занудой. На Евро-1992 многие ехали с мыслью, что хотят одного – не стать посмешищем

Тогда для сборной тоже начиналось всё ужасно. Дания не вышла на Евро, заняв второе место в отборе, поэтому игроки сборной разъехались по отпускам или доигрывали сезон в чемпионатах. Звонок из УЕФА застал датскую федерацию футбола врасплох: ассоциация предложила занять на грядущем турнире место Югославии, которая вышла из соревнования по политическим причинам. Когда главному тренеру Рихарду Мёллеру-Нильсону сообщили эту новость, он ремонтировал кухню и явно не рассчитывал, что за короткий срок ему нужно будет собрать и подготовить команду. Ситуация осложнялась тем, что специалист рассорился со звёздными игроками: Бриан и Микаэль Лаудрупы, Ян Бартрам и Ян Хайнце как-то взбесились, что тренер постоянно их меняет, требуя не индивидуализма, а работы на команду, и решили уйти из сборной. Игроки считали Мёллера-Нильсона занудой, поэтому всеобщий посыл о его работе был примерно таким: «Раньше играть за сборную было счастьем, а теперь – мучением».

Главный тренер лично звонил каждому игроку с вопросом, согласен ли он поехать на Евро. Когда он набрал Микаэлю, в тот момент уже наслаждающемуся карибским солнцем, тот лишь рассмеялся и сказал, что ни на какое Евро не поедет. Его брат, ранее говоривший, что не уважает Рихарда, предложение всё же принял, но без какого-либо энтузиазма: он отправился на сбор с мыслями, что у Дании нет никаких шансов, а главная их цель – не стать посмешищем.

На подготовку у Мёллера-Нильсена было всего 10 дней.

Ведущий игрок сборной Вильфорт не собирался ехать по причине, не связанной с работой тренера. У него умирала дочь

Ким Вильфорт был не просто одним из лучших футболистов своей страны того времени – тем человеком, который реализовал удар в серии пенальти в полуфинале и забил решающий гол в финале. Он был преданным отцом и мужем, который провёл Евро, разрываясь между Данией и Швецией, чтобы урвать хотя бы час времени со своей дочерью Лин, которая была неизлечимо больна лейкемией.

По этой причине он и не хотел соглашаться на предложение Мёллера-Нильсена, когда тот ему позвонил. Вильфорт сразу же ответил категоричным отказом – его мысли на тот момент были далеки от футбола. Кима убедила его жена: врачи сказали, что состояние Лин улучшилось, болезнь начинает отступать, поэтому он должен поехать – ради неё. И он поехал.

Но спустя два матча уехал обратно – врачи изменили курс лечения, поэтому девочке резко стало хуже. Вильфорт скрывал свою трагедию от общественности, поэтому сборная не придумала ничего лучше, кроме как объяснить его отъезд из команды сухим заявлением: «По семейным причинам». Но журналисты всё же узнали истинную причину и без тени сомнений растиражировали это по всем датским изданиям. Перед важнейшим и сложнейшим матчем со сборной Франции такой удар по и без того расшатанной команде был невероятен – и футболисты объявили прессе бойкот.

Эта ситуация сплотила датчан. «С этого момента команда взбодрилась и стала единым целым», – писал в своей автобиографии пресс-атташе той сборной. – «Все поддерживали и защищали Вильфорта, та история сильно повлияла на командный дух. Футболисты выходили биться против Франции за Кима и его семью».

Вильфорт смотрел матч в больнице вместе с дочерью. Датчане сенсационно победили 2:1 и вышли в полуфинал, после чего Лин обратилась к отцу с просьбой: вернуться в команду. Ким очень не хотел её оставлять, но всё же не мог не исполнить её желания. Он чувствовал, что это его долг.

В полуфинале Дания встречалась с Нидерландами. Мёллер-Нильсон, который уже до матча позволил игрокам больше обычного (обед в «Макдоналдсе» и ночь с близкими), не отошёл от своей стратегии и во время игры: тренер дал футболистам свободу и возможность сыграть так, как они хотят. Тактика принесла результат – получилось зрелищно и остро, но игра перетекла сначала в дополнительное время, а потом в серию пенальти. Вильфорт реализовал четвёртый по счёту удар, после него промазал Марко Ван Бастен – Дания вышла в финал.

В раздевалке Киму сообщили, что его дочери совсем плохо. Он вылетел в Копенгаген первым же рейсом, но пробыл в больничной палате не дольше одного дня – Лин и жена снова отправили его в команду, убедив, что именно там он должен быть прямо сейчас. Вильфорт уехал. И вернулся уже с победой.

«Я до сих пор не понимаю, как мы это сделали, — рассказывал Лаудруп-младший. – Опорник Йенсен, ни разу не забивавший за сборную, вдруг выстрелил в девятку. Затем Шмейхель выручал раз за разом, хотя немцы атаковали всей командой и создавали моменты. А потом мы забили второй гол…»

Его забил как раз Вильфорт: за 11 минут до финального свистка он получил мяч, полетел к воротам и нанёс удар – мяч попал в штангу, а от неё уже в ворота. Когда команда навалилась на него во время празднования, в его глазах стояли слёзы.

На золотом Евро сборную Дании объединила трагедия. У ведущего игрока умирала дочь

Маленькая Лин умерла спустя месяц после финала. Вильфорт не любит, когда его личную трагедию связывают с успехом сборной на Евро

«Есть футбольная история и история моей дочери, и я всегда чувствовал, что это две совершенно разные вещи – национальный триумф и личная трагедия. Я не могу понять, почему люди считают, что болезнь моей дочери имеет какое-то отношение к 1992 году, – говорил он в интервью The Athletic. – Я не был героем. Я был футболистом, который выполнял долг перед своей страной, отцом и мужем, делавшим то, что должен. Просто не мог поступить как-то иначе».

Его воспоминания о том лете тоже разделены: он с теплотой вспоминает величайший триумф своей сборной, с болью – последние драгоценные минуты с дочерью. «Для меня это разные вещи. Всегда так было. Будь иначе, я бы даже не поехал в Швецию», – говорил он.

Сейчас Вильфорт работает в молодежной академии «Брондбю», а также является послом благотворительной организации Bornecancerfonden, которая занимается сбором денег и помощью детям, больным раком. Но он не считает это чем-то выдающимся – в его понимании иного пути у него и не было.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *